what to read: Ларри Кинг, Харуки Мураками и другие

Привет.
Стоит, пожалуй, отметить сразу, что электронные книги до сегодняшнего дня я открыто браковала и говорила, что не буду читать их. Только бумажные, только запах и прикосновение к страницам. Но со временем весь этот пыл касательно книг в pdf и других форматах поутих. Букмэйт мне помогает не сбавлять оборотов и на этой неделе я продолжаю читать. На выходных я закончила Ларри Кинга "Как разговаривать с кем угодно, когда угодно и где угодно". Отличный наглядный пример, как добиться успеха благодаря трудолюбию и обучению на ошибках, а после - рассказать об этом в своей книге многомиллионной аудитории. Кинг представляется в этой книге не как писатель, а как друг, который вовремя может сказать, к примеру вот что:

Обращенный ко мне совет Артура Годфри: «Будь самим собой» — актуален в этих ситуациях больше, чем в каких-либо других. Моя рекомендация на случай первого разговора с человеком другого пола, с которым вам хотелось бы встретиться еще раз, проста — будьте искренни, вот и все.
Нынешние способы заговорить с человеком противоположного пола сильно отличаются от тех, что были в ходу в дни моей молодости. В те времена мужчина мог подойти к женщине на коктейле и сказать: «Интересно, что такая милая девушка делает в таком гадком месте?» Или: «Где вы были всю мою жизнь?» Или: «Кажется, мы с вами уже где-то встречались?»



Книга Кинга - это как открытый диалог с человеком, которому вы бы хотели больше всего задать вопросы. А когда открываешь её - перед вами как раз прямолинейные, откровенные ответы, которые, возможно, вы даже и не хотели бы слышать.

Следующей книгой , которая давно была в моем личном списке, была книга Мэг Джей "Важные годы". Несмотря на то, что о ней много говорили и даже очень хвалили, книга не вызвала во мне никаких внутренних взрывов. Она, скорее, подтвердила кое-какие мысли. И на этом, пожалуй, всё.

Если бы мы просто хотели быть счастливыми, достичь этого было бы легко; но мы хотим быть счастливее других людей, а это почти невозможно, поскольку нам всегда кажется, что другие счастливее нас.
В итоге социальная сеть становится еще одним местом, но не для того, чтобы жить, а для того, чтобы создавать видимость жизни.
Ноябрь оказался немного меланхоличным месяцем и потому, почитав прозу, мне захотелось разбавить её поэзией и я выбрала Веру Полозкову, с творчеством которой я знакома была не слишком основательно. То есть, конечно, я её знала, я видела её интервью, особо запомнившееся было на Дожде, но я никогда не читала её сборники от начала и до конца. И в этом месяце я воспользовалась этим моментом.

спасибо, спасибо, я знала ещё вначале,
что уже ни к кому не будет такой печали,
такой немоты, усталости и улыбки,
такой ослепительной музыки, начинающейся со скрипки
Да никто к тебе не приедет, себе не лги.
У него поезд в Бруклин, а у тебя долги,
И пальцы дрожат застегивать сапоги
Хоть и неясно, с чего бы вроде.
Дело не в нем, это вечный твой дефицит тепла,
Стоит обнять, как пош­ла-поехала-по­плы­ла,
Только­­­ он же скала, у него поважней дела,
Чем с тобой тетешкаться, лупоглазой;

 И был, безусловно, Брэдбери. И его "Дзен в искусстве написания книг". Помню, что как только закончила её читать, поняла одну вещь: Рэй, это как раз-таки тот писатель, с которым бы хотелось вести бумажную переписку, годами.

Нам всем нужно, чтобы кто-то, кто старше, мудрее и выше нас, сказал, что мы все-таки не безумцы и то, что мы делаем, это нормально. Нормально, черт побери, замечательно! 

Они позабыли – если вообще знали – древнюю истину, что выздороветь после тяжелой болезни можно, только избавившись от всей гадости, что скопилась внутри.

C Мураками я была знакома еще лет с 15. Я тогда увлеклась Бананой Ёсимото и как раз решила, что пришло время взяться и за книги Мураками. Сейчас же, несколько лет спустя, я решила почитать, о чем Мураками пишет в своей книге "О чем я говорю, когда говорю о беге". И, вероятно, то, что он бегал, а потом уже - так много, всерьез поразило меня. И слегка поменяла отношение к Мураками-писателю. Вот что он пишет:
Так уж устроена школа. Самая важная вещь, которую мы там узнаем, заключается в том, что все самое важное мы узнаем не там.


Мне кажется, в природе существуют процессы, которые, как ни старайся, невозможно изменить. И если вдруг оказывается, что один из таких процессов крайне важен для твоего существования, то единственное, что тебе остается, – путем неустанного повторения измениться (пусть даже до неузнаваемости) таким образом, чтобы он стал неотъемлемой частью твоей личности.



  

Комментарии

Популярные сообщения